Вторник, 22 октября 2019 10:56

Наполненная светом

Автор Петер ВИЦАИ
Оцените материал
(4 голосов)

Именно так можно определить суть и содержание новой поэтической книги российского поэта Леонида Володарского «Звезда предназначения», - наполненная светом. Я бы даже сказал, что поэт почти злоупотребляет этим словом, слишком его много в сборнике. Но плохо ли это? Конечно, хорошо, куда хуже было бы, если бы автор дал нам картины уныния и отчаяния, что, кстати, было бы вполне оправданно в наше время. Но Леонида Володарского не зря называют в русской Википедии основоположником нового литературного течения светореализма. А потому поэт везде старается увидеть позитив, а позитив - это свет, антипод тьме, чернухе. Причем во всем.

Леонид назвал предисловие к своей любовной книге «Главная лирика». Это по названию стихотворения, строки из которого я хочу привести, чтобы сразу дать читателю ключ к новому сборнику поэта:
Любовная лирика - главная лирика,
Она - сердцевина поэзии всей.
Сумел породниться когда-то я с ней
И стал кем-то вроде любовного клирика.
Но в рясах не ходят любовные клирики,
Все больше в венках и туниках - ведь лирики!
Книгу Леонида Володарского можно назвать настоящим гимном любви, а любовь, как известно, есть Бог, а Бог есть Свет, так говорил о себе сам Христос: «Я есть Свет!»
Христианское отношение к миру у поэта тесно переплетается с античной жаждой жизни, радости любви. Обязательно надо сказать и о том, что автор еще и эзотерик, мистик, так что в творчестве его, а значит, и в книге, присутствуют эти компоненты. Мне хочется привести стихотворение «Твой свет», где как раз все то, о чем я сейчас сказал, отчетливо видно:

ТВОЙ СВЕТ
В комнате твоей не нужен свет,
Комната твоя тобой светла.
На полу и то лучится след,
Это значит, ты босой прошла.
Положила ножки на диван,
Взгляд перевела на потолок.
Вот и потолок твой осиян,
И последний самый уголок.
Пальцы узких рук - лучи двух звезд.
Ну, а люстра - это просто гроздь
Винограда, что видна в окно.
Превратится виноград в вино,
И оно прольется в твой бокал,
И напомнит, что пора на бал,
Но и там безбрежный свет дворца
Не затмит свет твоего лица.

Тут и простота обычной московской квартиры, и бал во дворце, и некая запредельность всего происходящего. И вот строки, которые перекликаются с предыдущим стихотворением:
Блеснет средь неба белая голубка
И спустится на землю, чтоб тебя
Вести сквозь снег и заросли дождя
В страну наполненного Светом Кубка.

Здесь уже речь о том, что путь к свету и любви идет не только через блеск дворца или приятное, ненавязчивое освещение московской квартиры, а и через испытания, через невзгоды, но в итоге дорога ведет все к тому же миру света, радости и любви. Конечно, касается автор и других тем, особенно тех, что связаны с самим предназначением поэта в тех условиях, в которых в наше время приходится это делать. И в этом отношении очень показательно стихотворение «Гонорары Гомера»:
Да, когда-то мы их получали -
Бумажки, хрустящие правом покупки.
Получали за то, что ночами
Музы нам подносили кубки.

Новая эпоха поставила поэтов и перед новыми вызовами, когда, как во времена Гомера, никто никаких гонораров не платит:
Да, гонорары Гомера -
Это в поэзию вера,
В то, что пишем от Бога...

Прежде всего, вера в свое предназначение:
Звезда предназначения, звезда!
Легка к тебе дорога и проста,
Когда душою легок ты и прост
И не завидуешь сиянью звезд,
Чей свет сильней, чем у твоей звезды.
И вехи к ней - твоих же дней труды.

Иногда у поэта бывают совсем небольшие, но удивительные по своей емкости и лирическому наполнению стихи, такие как:
Маленький пес на коленях твоих
Мягко свернулся, пригрелся, затих.
Так бы и мне у тебя прикорнуть,
В прошлое счастье направить свой путь
И затеряться, забыться бы в нем,
Как первый раз, пригласить тебя в дом,
Где прожила ты потом столько лет.
Грезы... Мечты... Но ведь я же поэт!

И все же автор не смог пройти и мимо событий, вполне политических и вызывающих у него гражданское неприятие, как, например, стихотворение на установку памятника Ивану Грозному в Орле:
Что же ты, город-герой Орел,
Стервятнику памятник взял и поставил?
Или это игра без правил?
Или бес твой разум оплел?

Потому-то и сквозит порой в радостных, полных жизнеутверждения стихах тревога:
Только бы не было новой смуты,
Взрыва страны моей изнутри!
Потому русский поэт хорошо знает историю своей страны и то, что вслед за Иваном Грозным вскоре случается то, что историки назвали Великой Смутой! Но даже эти тревожные, жесткие, чисто мужские строки все равно со всех сторон окружены энергией мира и любви, исходящей из других произведений.
Очень важный для автора и последний раздел книги, который называется «Венгерская струна». В нем не столько переводы венгерских поэтов, сколько стихи Леонида, посвященные им. И начинается этот раздел со стихотворения, посвященного Яношу Олаху, как пишет автор, «земному, а ныне небесному человеку»:
Когда о годе пятьдесят шестом
Он напечатал русскую поэму,
То я доказывал, как теорему,
Себе его поступок.

А потом
Он десять лет был мне хорошим другом.
И вот теперь и с болью, и с испугом
Я узнаю, что он ушел Туда...

Янош Олах - известный венгерский поэт и бывший главный редактор журнала «Мадьяр Напло», который долгие годы печатал Леонида во вверенном ему издании, в том числе и две поэмы в переводах Лайоша Мароши. Потому и неудивительно встретить в книге стихи, посвященные Лайошу и его жене Ильдико:
Ваш загородный домик в Вышеграде,
Как и дворцы двух ваших королей,
Так вечностью поставлены на клей,
Что не снести их никакой громаде...

Иногда поэт переживает с какой-то неподдельной венгерской болью то, что много венгров уезжает за рубеж:
Уезжает Венгрия из Венгрии!
Уезжает! Что за чудеса?
Остаются ей сегодня верными
Только реки, степи и леса!»

Но как дальше говорит автор:
Венгрия, их Вечная Избранница,
И она не стерла их с лица.
И они на нем слезами светятся.
И Семи Вождям на небе верится,
Что однажды в Новый День и Год
Снова станет сильным их народ.

Не прошел Леонид и мимо имени другого своего друга, тоже поэта и тоже ушедшего, Кароя Чеха:
Опять летал сегодня в полночь
В венгерскую деревню Богач,
Где Карой мне читал когда-то
Стихи восторженно и свято!

Карой Чех был не только переводчиком стихов Леонида, но и составителем его книги «Рождественский коридор» на венгерском языке, вышедшей в Венгрии в 2012 году.
Всю суть поэтической жизни и мироощущения Леонида Володарского можно вместить в одно его короткое стихотворение из книги, которым и хочу закончить:
Свобода бывает только свободой,
Без всяких эпитетов или вроде.
Ее не прославишь гимном и одой -
Только собственной жизнью в свободе.

Остается только сказать, что книга была издана при финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации и технической поддержке Союза российских писателей, который возглавляет Светлана Василенко. А выпустило книгу издательство «У Никитских ворот».


Петер ВИЦАИ, член Союза писателей Венгрии,
член Союза писателей Москвы

Прочитано 919 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK

 
 

БУДАПЕШТ ТОП-10

  • 1. Прогулка по Площади героев
    1. Прогулка по Площади героев
  • 2. Прокатитесь на Подземке
    2. Прокатитесь на Подземке
  • 3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
    3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
  • 4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
    4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
  • 5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
    5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
  • 6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
    6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
  • 7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
    7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
  • 8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
    8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
  • 9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
    9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
  • 10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт
    10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт