Понедельник, 28 мая 2018 13:24

Чтобы в это поверили...

Автор Екатерина ВЕРЕШ
Оцените материал
(1 Голосовать)

И снова театральный сюрприз от «Русской гостиной». В этот раз венской публике представили спектакль режиссера Павла Сафонова «Старший сын» по пьесе Вампилова. Состав труппы – звездный: Виктор Сухоруков, Ольга Ломоносова, Агриппина Стеклова, Евгений Стычкин, Евгений Цыганов, Роман Полянский, Игорь Неведров. Главное лицо в знаменитой пьесе – странная, смешная, почти гротескная фигура Сарафанова, непутевого отца семейства. Роль блестяще сыграл народный артист России Виктор Сухоруков. В интервью Виктор Иванович Сухоруков вместо вступления признался в огромной симпатии к австрийской столице, причем с первого взгляда.

В.С.: Прекрасный город! Вена встретила нас солнцем, добром. На карте Вена выглядит маленькой, темной. И вдруг открывается такой прекрасный, уютный город! Сюда хочется вернуться. Я был ошеломлен, когда увидел комплекс- памятник советским воинам! У них такое отношение к нашей истории?! Я восхищен австрийским народом. Это же знак времени, знак истории. И я чрезвычайно благодарен организации «Русская гостиная». Привезти такую большую труппу с декорациями, костюмами. У нас очень серьезная команда, атмосферный спектакль. В такой зал! Да еще в Австрию! Все путешествие сюда произошло только благодаря двум прекрасным женщинам: Ольге Колесниковой и Евгении Ивановной Лумес!

РК: Вы не из театральной семьи. Из совсем не театрального города Орехово-Зуево. Почему вы выбрали эту профессию?

В.С.: Почему? Сколько себя помню, всегда хотел быть актером. С детского садика. На всех новогодних елках играл – был то цыганом, то зайцем. Верил в сказки. Когда к нам приезжал кукольный театр, я этих кукол на веревочках воспринимал как связь с небом. Услышал по радио сказку «Снегурочка», вылепил ее во дворе из снега, раскрасил и ждал, когда она начнет оживать. Ходил в драмкружок и точно знал, что буду делать после школы: поступлю в театральный институт, в Москву. Это была самая дешевая дорога – 20 копеек стоил билет на электричку. Мама не понимала: «Какой театр? Это же артисты, разврат! Откуда это у тебя?!» И все вокруг возмущались: «Что ему там делать? Кому он там нужен?»
А я, будучи ребенком, себя анализировал. Искал в себе какие-то чудеса, дар, кнопки внутри, на которые нужно нажимать. Всех прощал. Пусть смеются. Я найду это в себе. В театральный институт меня не взяли. Я пошел в армию. И здесь меня осенило – художественная самодеятельность! Солдатская аудитория. Я начал выступать перед солдатами. Оказалось, что-то им было интересно, а что-то нет. Я стал выделять для себя эти моменты, анализировать. И уже после армии в театральный институт поступил.

РК: Ваша творческая биография связана с двумя городами – Петербургом и Москвой. Два совершенно разных города. Что они значат для вас?

В.С.: Да, они абсолютно разные! Города-антагонисты. Как свет и тьма, мужчина и женщина. И звучат они по-разному – Пииитер, Маасква. А еще поезд «Красная стрела» их как-то объединяет. Учась в Москве, я, подмосковный ребенок, получил приглашение в ленинградский театр. Я, конечно же, его сразу принял. Но Питер меня не полюбил. Я там долго существовал. И эта нелюбовь, может быть, и швыряла меня в разные углы. Затем наступил момент, когда я вернулся в ленинградский Театр комедии. Победителем. Потом разругался с руководством театра и понял, что нужно возвращаться домой. Как только я поссорился с Питером, меня тут же взяли в Москву. Переезд был настолько мягкий, что у меня даже не было какого-то периода адаптации. 18 лет уже прошло, как один день. Я за эти 18 лет столько переделал, столько сочинил, оставил людям! Я за всю свою жизнь столько не сотворил! И это главный признак комфортности моей жизни в Москве. Я здесь живу день за три. Я процветаю! Но сегодня в Питере я – московский, а в Москве – питерский. Везде свой. Великая награда.

РК: В начале творческого пути вы получали роли только отрицательных героев. Почему?

В.С.: Не знаю, может быть, из-за внешности. А какая разница? Не все ли равно, что играть? Моя жизнь – игра. Это страсть жизни моей. Вот меня пригласили недавно выступать перед студентами Щукинского училища, и я подумал, о чем же я буду с ними говорить? А потом понял – об игре. Для меня игра – это страсть, крайность жизни. Как будто я соскользнул с подножки поезда, ухватился за поручни. Поезд едет дальше, ноги волокутся по шпалам, но я не отпускаю эти поручни, и тащит меня этот поезд... Это состояние моей души, наверное.

РК: Ваша карьера в кино началась с фильма режиссера Балабанова. И вы как-то сказали, что Балабанов сделал вас, а вы – помогли Балабанову. Объясните, пожалуйста.

В.С.: Я заканчивал курс, когда получил приглашение сниматься в кино. Это, кажется, был первый художественный фильм, снятый Балабановым. До этого он снимал документальное кино. И, как мне показалось, художественные картины ставить он не умел. Мне же он предложил разные варианты исполнения. И я выбирал сам. Так мы помогли друг другу.

РК: Вы заявили о том, что вы проживаете жизнь с опоздани- ем. Что же имеет в виду народный артист России, один из наиболее задействованных актеров театра и кино?

В.С.: Есть вещи, которые должны были быть раньше в жизни. С другой стороны, если бы то общественное положение, которое у меня сейчас, было бы 10 лет назад, я, может быть, умом расстроился. Но и еще. В другой возрастной категории ограничивается репертуар. Вот я вышел как-то на улицу, а меня окликнули – «Виктор Иванович!». Оказывается, стал уже Виктором Ивановичем... И я очень жалею о потерянном времени в жизни. Но как случилось, так случилось.

РК: Почему вы разграничиваете понятия актер и артист, называя себя только актером?

В.С.: Артист – это искусство. И никогда не знаешь, причислят что-то к искусству или нет. А актер – это действие. Плачет, бежит, смеется. Актер – это глагол. Искусство – всегда прилагательное.

РК: Как появился на свет этот спектакль – «Старший сын»?

В.С.: Спектакль идет уже 6 лет. Первоначально он должен был бы идти в театре моего гуру Петра Фоменко. Но увы.... Великий режиссер ушел из жизни. И мы решили с Павлом Сафоновым все же его поставить. Трудно было. То, что мы выпустили этот спектакль – вообще чудо. Но не случайность. Случайностей не бывает. Только когда споткнулся на ровном месте. А вот случай – это сигнал. Меня часто спрашивают – не боюсь ли я сравнения с Леоновым, который гениально сыграл роль отца в фильме «Старший сын»? Нет, не боюсь. Потому, что я играю не Леонова, а Сарафанова. Отца Сарафанова называют несчастным, убогим, неудачником. А мы с Пашей Сафоновым посмотрели на эту роль с другой стороны. Если бы он был такой, жена не оставила бы на него двух маленьких детей. Да он – блаженный, пишет кантату, возможно, никому ненужную. Но спектакль показывает в результате, кто здесь святой. Я превращаю Сарафанова в божественного клоуна. И когда он узнает, что его обманули, как он это воспринимает?! Божественно. По- человечески очень правильно. Это и есть величие человека. Несмотря на его ущербность.

РК: Как вы относитесь к вашей популярности?

В.С.: Как к результату. Я уже ничего не доказываю людям. Я долго доказывал. А когда оглянулся, все уже было. Но я не отказываюсь от этого!

РК: Какими качествами нужно обладать, чтобы стать актером?

В.С.: Нужно уметь вызывать интерес у публики. Даже если играешь дикого зверя, не призывать человечество быть хуже. И нужно, чтобы в тебя поверили! Пожалуй, это главное.

РК: Можно ли понять, уже стоя на сцене, получается спектакль или нет?

В.С.: Да, всегда чувствуешь, если пошло не так. И мгновенно перестраиваешься, ищешь, как это изменить прямо в процессе действия.

РК: Вы долго готовитесь к каждой роли или легко «выпрыгиваете» на сцену, почти не репетируя?

В.С.: Я – человек технический и стараюсь чужое сделать своим. Это всегда требует времени.

РК: Что для вас наиболее важное в творчестве, в жизни? В каких проектах вы согласны участвовать бесплатно, в каких – ни в коем случае?

В.С.: Самое важное – быть там, где меня любят, зовут, где я необходим. Где я кому-то интересен. Там родина, дом. Сегодня, будучи актером Театра Моссовета, я считаю себя свободным художником. И еще мой главный приз в жизни – я имею право выбора. Даже не режиссера, не театра. Я выбираю интересную работу. Всегда смотрю, интересна ли мне эта тема, или нет. Нет, не заработок главное. Артисты до сих пор многое делают бесплатно – по телевидению, на радио. Вот я сейчас лечу в Таллин читать диктант на русском языке. Буду выступать перед публикой Евросоюза. Но никогда не стал бы участвовать в тех делах, которые считаю грязными.

РК: Вы любите путешествовать?

В.С.: Обожаю!

РК: Ваши кино- или театральные потрясения в жизни?

В.С.: Старые фильмы: «Тихий Дон», «Девчата», «Кабаре» с Лайзой Миннелли. Все фильмы Феллини. Спектакль «Мещане» Моссовета, «Леди Макбет Мценского уезда»...

РК: Сколько вам лет в душе?

В.С.: 37! Всегда.

РК: Вы, кажется, единственный из современных актеров, которому поставили памятник при жизни. Как это произошло?

В.С.: Житель моего родного города, мой поклонник сделал мне предложение. И я согласился. Прямо на центральной улице Ленина поставили. Бронзовый. Мало того, никто не царапает привычное слово на лбу или на коленке. Любят, фотографируются. Зимой даже шапочку и шарфик надели, чтобы не замерз. Рядом рынок продовольственно-вещевой. Вот и разговаривают между собой: «Колбаску купила у Сухорукова. А я мочалочку дешевую нашла рядом с Сухоруковым!»

Спектакль закончился. Зал встал. Нечасто разборчивая венская публика аплодирует стоя! Мы им поверили – Павлу Сафонову, Виктору Сухорукову, Евгению Стычкину, Евгению Цыганову, Ольге Ломоносовой, Агриппине Стекловой, Роману Полянскому, Игорю Неведрову. Спасибо! И низкий поклон!

Екатерина ВЕРЕШ

Прочитано 453 раз Последнее изменение Понедельник, 28 мая 2018 17:04
Другие материалы в этой категории: « Про животных и людей Новый центр Будапешта »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK