Понедельник, 20 февраля 2012 12:07

Тайна Рауля Валленберга Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

В 2012 году исполняется 100 лет со дня рождения Рауля Валленберга. По этому поводу в Европе год объявлен Годом Валленберга. Он исчез в Будапеште 67 лет назад, весной 1945-го, а в последний раз его видели в Москве, на Лубянке, в 47-м. Вот уже более полувека его имя окружено массой слухов, легенд и версий. Судьба его стала легендой ХХ века, связав в один не распутанный до сих пор клубок имена многих сильных мира сего - от Рузвельта, Трумэна и Сталина, до Хрущева, Горбачева и Путина. Его звали Рауль Валленберг …

«Ангел-хранитель» с рюкзаком за плечами

Передовые части 2-го Украинского фронта вышли к венгерской столице 20 декабря 1944-го. Кровопролитные бои за город были еще в самом разгаре, когда в отделении Красного креста на улице Бенцур 16, недалеко от будапештской Городской Рощи, появился довольно молодой человек - 1-й секретарь посольства нейтральной Швеции - Рауль Валленберг.

Работникам Красного Креста «странный швед» объяснил, что русские, скорее всего, освободят этот район первым и тогда он быстро сможет выйти на советское командование, лично на командующего Малиновского, и сообщить ему важную информацию, в том числе и о будапештском гетто, которое располагалось на берегу Дуная, в районе Западного вокзала. По его словам, нужно было спешить освободить узников гетто, иначе нацисты могли их полностью уничтожить.

В принципе, он не ошибся. Передовые части Красной армии заняли улицу Бенцур 13 января. Лейтенант Дмитрий Демчинков, освобождавший со своими людьми здание Красного Креста, сразу же предоставил Валленбергу охрану и укрытие в надежном от обстрелов месте.

На следующий день, 14 января, Рауль появился у миссии на советской военной машине, сообщил, что неплохо устроился и собирается в город Дебрецен, в ставку Малиновского и расположение Временного венгерского правительства. Еще через 2 дня, 17 января, когда советские части освободили практически весь Пешт, включая территорию гетто, Валленберг неожиданно объявился с рюкзаком за плечами в шведском посольстве и радостно сообщил, что большую часть узников гетто удалось спасти. Теперь со спокойной душой он уезжает в Дебрецен.

Внизу его уже ждала машина с шофером - венгром Лангфельдером и сопроводительными документами, подписанными генералом Чернышевым - комендантом района Зугло, где Валленберг получил пристанище. Напоследок дипломат напомнил сотрудникам посольства, что в его сейфе в Национальном банке остаются серьезные ценности: бриллианты и крупные суммы денег, которые он получал для спасения евреев из будапештского гетто. После этого Валленберг сел в машину синего цвета и удалился в сторону района Уйпешт. С того дня, с 17 января 1945-го, шведского дипломата Валленберга и его шофера не видели ни родственники, ни коллеги-сослуживцы. Он просто исчез. Исчез, как оказалось, чтобы через пару недель очутиться в Москве, на Лубянке…

Секретная миссия

В Будапешт Рауль Валленберг, которому тогда еще не исполнилось и 32 лет, приехал 9 июля 1944 года. Венгрия уже была оккупирована немцами. Не доверяя даже «дружественному режиму» адмирала Хорти, Гитлер решил нанести упреждающий удар. Дело в том, что по мере приближения фронта к венгерским границам верхушка режима Хорти стала настойчиво искать пути выхода из военной круговерти, в которой страна уже потеряла сотни тысяч человек на восточном фронте.

Гитлер был в курсе закулисных переговоров за его спиной и подготовил ответные шаги. В ночь на 18 марта 1944 года 11 немецких дивизий вторглись на венгерскую территорию и за 12 часов по плану «Маргарет-1» оккупировали всю страну. Фактически верховная власть в стране перешла к немцам, точнее к наместнику Везенмейеру, отдававшему распоряжения даже на счет состава венгерского правительства. Буквально через несколько дней после этого в стране начинается коричневая вакханалия: аресты, грабежи, депортации венгерских евреев, община которых была одной из крупнейших в Европе (около 700000 человек). В концлагеря на территории Германии и оккупированной Австрии пошли эшелоны с заключенными. Их везли в вагонах для скота, по нескольку тысяч человек каждый день.

Собственно говоря, приезд в Будапешт Валленберга был связан именно с этим обстоятельством. О его деятельности по спасению венгерских евреев сейчас известно немало, однако до самого последнего времени мало кто знал - что же предшествовало тому, что недавний выпускник Мичиганского университета с дипломом строительного инженера в кармане, отпрыск богатейшей шведской семьи промышленников, неожиданно приезжает в прифронтовой Будапешт с дипломатическим паспортом? Лишь совсем недавно, после того как американцы рассекретили свои архивы разведки, пролился свет на предысторию секретной миссии Валленберга…

Все началось с того, что в один из майских дней 44-го в лифте здания в центре Стокгольма случайно встретились два иностранца. Один - венгерский еврей Кальман Лауэр возглавлял небольшую экспортно-импортную компанию, а второй – Ивер Ольсен – оперативный офицер американской разведки работал под «крышей» американского посольства специалистом по финансам. Узнав, что Лауэр родом из Венгрии, Ольсен попросил его подыскать «какого-нибудь крепкого шведа», который бы согласился ехать в Будапешт - спасать венгерских евреев. На что Лауэр тут же предложил своего сотрудника - Рауля Валленберга, который по служебным делам уже не раз бывал в Будапеште…

Вскоре после этого, в июне, состоялась личная встреча Ольсена и Валленберга в курортном местечке Сальтсъебаден. Оба друг другу понравились. Американскому офицеру импонировало то, что Валленберг - молодой, инициативный, был убежденным антифашистом и после учебы в Мичиганском университете с симпатией относился к США. Понравилось и то, что молодой швед, получивший очень хорошее образование, говорил на 5 иностранных языках, включая немецкий, и непременно хотел проявить себя в большом деле.

Правда, судя по рассекреченным документам американской разведки, переданным спецслужбами журналу «Ю Эс Ньюс энд уорлд рипорт» (1), одного из офицеров несколько насторожила биография Валленберга, в частности, связи семьи промышленников Валленбергов с поставками стали и подшипников для германской армии… Однако, Ольсен, которому Валленберг так понравился, сумел убедить коллег, что это именно тот человек, который нужен. Выбор американцев был сделан.

Как утверждают рассекреченные архивы, утверждение кандидатуры Валленберга для будапештской миссии проходило на самом верху, его одобрил сам президент Рузвельт. В задачу новоиспеченному «дипломату» ставилось не только организация спасения венгерских евреев, но и установление связей с антифашистскими силами в Венгрии, а также сбор любой «полезной» информации. Это, однако, не означало, что Валленберг становился кадровым сотрудником американской разведки. Судя по всему, этого от него и не требовалось. (2)

Остальное, как говорится, было делом техники. По настойчивой просьбе Вашингтона, шведский МИД очень быстро зачисляет Валленберга на должность секретаря посольства в Будапеште. Для столь необычной процедуры у шведов был свой резон. Идя на встречу Вашингтону, Стокгольм тем самым надеялся смягчить давление американцев, требовавших прекратить всякую торговлю с Германией во время войны.

Работать в Будапеште Валленбергу предстояло, используя деньги американского Совета по военным беженцам (СВБ), созданного по распоряжению Рузвельта в январе 44-го, финансировавшегося еврейскими организациями и очень плотно контактировавшего с американской разведкой. Серьезные средства - валюта (225000 долларов) и бриллианты, полученные шведом в венгерской столице, потом сильно облегчат его миссию. Многих чиновников из числа оккупационной и венгерской администрации в Будапеште он просто покупал за наличный расчет.

Но все это будет чуть позже. Пока же, как доносил Ольсен в телеграмме в Вашингтон, Валленберг настолько торопился приступить к своей заманчивой миссии, что умчался в дорогу с одним рюкзаком и револьвером в нем, не взяв ни инструкций, ни денег…

Жизнь в обмен на мыло

Увы, к приезду Валленберга в оккупированную венгерскую столицу большая часть венгерских евреев была уже уничтожена. Специальные зондеркоманды СС Адольфа Эйхмана, командированного лично Гитлером в Будапешт для решения «еврейского вопроса», день за днем планомерно рыскали от города к городу, от села к селу. Им помогали 20 тысяч венгерских жандармов. В итоге, к 9 июля 1944-го, когда швед появился в Венгрии, из страны было вывезено 434352 еврея - все, кроме находившихся в «рабочих лагерях» и проживавших в столичных гетто, а это еще более 200000 человек.

Поначалу задача Валленберга, поселившегося в отеле «Геллерт», недалеко от здания шведской миссии, была достаточно скромная: попытаться организовать выезд хотя бы 300-400 венгерских евреев в Швецию или Палестину. Но как? Страна оккупирована, кругом немцы. Однако, войдя в курс дел, пообщавшись с дипломатами нейтральных стран, Валленберг постепенно нащупал слабую жилку местных властей - страх и деньги. Сильно помогало и то, что части Красной Армии неумолимо продвигались к венгерской границе, исход войны фактически был предрешен и в этой обстановке те, от кого зависела жизнь узников гетто, легче соглашались с доводами шведского дипломата.

Во избежание разного рода недоразумений важно отметить, что операции по спасению будапештских евреев начались еще до приезда Валленберга. Рауль был не первым и не последним, кто занимался этим в оккупированном немцами Будапеште. В разное время это делали до тридцати различных групп. Первой, пожалуй, была группа под руководством трансильванского деятеля сионистского движения Реже Кастнера. Она вела переговоры с людьми Гиммлера о выкупе за узников будапештского гетто. (3)

Дело в том, что немцы сразу же после оккупации Венгрии запросили у местной еврейской общины 2 миллиона долларов в обмен на отмену депортаций. Чуть позже, 25 апреля, Эйхманн предложил обменять жизнь одного миллиона венгерских евреев на 10 тысяч грузовиков, 2 миллиона кусков мыла, 800 тонн кофе и 200 тонн чая. Переговоры на этот счет с участием людей Гиммлера и представителей международных еврейских кругов начались в Будапеште уже в мае, позже продолжились в Турции, на Ближнем Востоке и в Швейцарии (4). Тянулись они до самого июля 1944-го. Несмотря на продолжение переговоров, немцы все же начали депортации.

Однако, Кастнеру несмотря на огромные сложности, удалось немало сделать. Благодаря выкупу в 5 миллионов швейцарских франков он спас не менее 15 тысяч узников будапештского гетто. Это несколько эшелонов, которые не дошли до Освенцима и других лагерей смерти. Часть из них была перенаправлена в Австрию, часть в Швейцарию.

По некоторым данным, за эти деньги нейтральная Швеция все же поставила Германии крупную партию грузовиков, сделанных на заводе «Скания-Вабни», который контролировало семейство Валленбергов. Однако, сам Рауль имел к этому мало отношения. Он, как говорится, работал по другой линии. Довольно подробно приходится об этом говорить, потому что очень часто венгерские операции Кастнера путают с операциями самого Валленберга.

У Валленберга, в отличие от Кастнера, была другая методика работы. В конце концов, шведу, удалось договориться с венграми под носом у немцев о выдаче жителям гетто 1500 «Шютц-паспортов» - придуманных им самим неофициальных «шведских паспортов», дававших их владельцам возможность чувствовать себя в безопасности. Позднее количество «охранных грамот» удалось довести до 4500, а на самом деле их было выдано в три раза больше. Штаб Валленберга со временем вырос до нескольких десятков человек, которые день и ночь печатали и раздавали спасительные паспорта на желтой бумаге с синими шведскими гербами. (5)

Вслед за шведским «штабом спасения» по этой же методике в Будапеште стали работать швейцарское, испанское, португальское посольства, миссия Ватикана, выдававшие аналогичные документы для «своих» подданных. Один испанский дипломат, итальянец по рождению Дж. Перласка аналогичным образом спас около 5 тысяч жителей будапештского гетто.

Со временем, когда Валленбергу удалось поставить «механизм спасения» на широкую ногу - в ход шли и деньги, и бриллианты, и подарки - ему удавалось практически невозможное. Целые дома в гетто им объявлялись «охраняемыми» шведской короной. Счет спасенным жизням шел на тысячи. По сегодняшним подсчетам, в общей сложности за полгода будапештской миссии Валленбергу обязаны жизнью не менее 20000 жителей местного гетто. (6)

Это невероятно, но, работая в Будапеште под носом у немцев, Валленбергу приходилось выполнять не только опасную для жизни миссию по спасению узников гетто, но и деловые поручения своего непосредственного начальника, руководителя экспортно-импортной компании - Кальмана Лауэра, рекомендовавшего Рауля для будапештской операции. О характере этих заданий говорит очень любопытное письмо Лауэра Валленбергу от 28 октября 1944, в котором тот просит подыскать в Будапеште специалиста по консервации фруктов и пекаря. В другом письме Лауэр поручает Раулю провести сделку по закупке гусиной печенки и томатной пасты… (7)

Но любопытно не столько это, сколько то, что Лауэр сообщает Раулю о своих переговорах по торговым делам с советским торгпредством в Стокгольме и рекомендует ему, «если он не успеет вовремя вырваться из Будапешта, возвращаться домой через Россию, через Москву, чтобы там еще уладить кое-какие дела». В письме Лауэр обещает и сам приехать в Москву, когда там окажется Валленберг. (8)

Не от того ли швед так запросто собрался в ставку советских войск в конце января 1945-го, видимо, полагая, что его начальник уже протоптал дорогу в Москву? Но об этом чуть позже.

Поединок с Эйхманом

Естественно, со временем до немцев стали доходить сведения о деятельности шведского дипломата. В ноябре 44-го, уже после фашистского переворота в Будапеште и прихода к власти местного «национального лидера» - Ференца Салаши, возобновившего депортации с новой силой, Адольф Эйхман при свидетелях заявил, что швейцарского консула Лутца, шведа Валленберга и деятелей Красного Креста надо привлечь к ответственности за «злоупотребления с Шютц-паспортами, за все это свинство»…

Однако, до поры до времени немцы не решались трогать Рауля, но только до поры… В начале декабря в машину Валленберга как бы невзначай въехал немецкий грузовик, искорежив ее до неузнаваемости. К счастью, хозяина в машине не было, его успели предупредить.

Рассказывают, что этой истории предшествовала личная встреча Валленберга и Эйхмана. Ее поведал коллега Рауля - бывший атташе шведского посольства в Будапеште - Ларс Густафсон Берг. По его словам, как-то Валленберг решил пригласить начальника СС и его заместителя - Крюми к себе на ужин, чтобы посмотреть - с кем он имеет дело. Очевидно, такое же любопытство двигало и Эйхманом, когда он принимал приглашение шведа. Чуть было не забыв про назначенную встречу, Валленберг в последний момент обратился за помощью к Бергу - помочь принять немецких гостей. Так Берг стал свидетелем, можно сказать, исторической встречи. (9)

Поначалу все шло вроде бы тихо-мирно. Вино, закуска, приятная беседа. Когда же гости перешли в гостиную и подали кофе Валленберг то ли случайно, то ли намеренно раскрыл шторы на окнах, и темное небо на горизонте озарилось всполохами русской артиллерии. Красная Армия завершала окружение Будапешта.

Впечатление, по словам Берга, было ошеломляющее. Рауль, который ничего особенного не хотел обсуждать с Эйхманом на этой встрече, вдруг заговорил о нацизме и скором окончании войны, предрекая немцам полное поражение. Берг считает, что Валленберг тем самым хотел предупредить Эйхмана, что лучше остановить дальнейшие депортации.

Негодованию шефа СС, как передает Берг, не было предела. Кто смеет критиковать фюрера, да еще в городе, оккупированном немцами? Однако, в интеллектуальном поединке правда явно была на стороне Рауля.

- Да, г-н Валленберг, вы правы,- вынужден был признать Эйхман. - Я никогда не верил в нацизм, как таковой, но он дал мне власть. Я знаю, что нынешняя приятная жизнь для меня скоро кончится. Самолеты уже не будут для меня привозить из Парижа женщин и вино, моих лошадей, собак и квартиры скоро заберут русские, а меня самого, офицера СС пристрелят на месте. Для меня нет спасения. Однако, я предупреждаю вас, Валленберг, что у меня хватит сил и времени, чтобы остановить вас. И вам не поможет дипломатический паспорт. Нейтральный дипломат тоже может попасть в аварию»… (10)

Трудно не поверить ближайшему сотруднику Валленберга и сомневаться в правдивости его рассказа об этой будапештской встрече. Тем более, что Эйхман свое слово сдержал. Вскоре после этого тяжелый немецкий грузовик на одной из улиц буквально смял машину шведского дипломата. Позже сама история подтвердила и мрачные пророчества шефа СС.

Бежав в декабре 44-го из Будапешта, после войны Эйхман долгое время скрывался в Латинской Америке, пока в 1961 г. израильский спецназ не выкрал его и не доставил в Израиль, где его и настиг смертный приговор. Валленберг же дождался освобождения Будапешта, освобождения гетто. Но мог ли он подумать, что всего через каких-то пару недель после этого в его жизни наступит трагический перелом?

Арест

В тюремной карточке Валленберга, заведенной на него во Внутренней тюрьме НКГБ СССР и всплывшей из секретных архивов лишь в 1991-м, указана дата ареста - 19 января 1945. В графе - «характер преступления» - пустое место. Это означает, что швед был арестован уже на следующий день после прибытия в ставку Малиновского. Им сразу же занялись офицеры СМЕРШ-а.
Кстати, Валленберг был не единственным иностранным дипломатом в Будапеште, арестованным органами советской контрразведки.

Аналогичным образом был взят под стражу швейцарский посланник Феллер Харальд и его коллега - Макс Мейер. Их отпустили только через год. Выехав в расположение советских войск, был арестован и бесследно пропал на Лубянке бывший премьер-министр Венгрии - Иштван Бетлен, который до этого пытался заключить сепаратный мир с союзниками. Общее количество иностранных дипломатов, арестованных в те дни СМЕРШ-ем в странах Восточной Европы, по некоторым данным, доходило до 30. Как оказалось, делалось это для того, чтобы потом обменять их на нужных Москве людей на Западе.

Сегодня уже можно точно говорить, что Валленберг попал в поле зрения советской контрразведки задолго до своего появления в Дебрецене, в ставке Малиновского. Как недавно выяснилось, один из коллег Рауля - русский эмигрант граф Толстой-Кутузов, потомок знаменитого полководца из числа эмигрантов первой волны, работавший военным атташе в шведском посольстве в одно время с Валленбергом, был… агентом советской разведки и не мог не знать о связях последнего с американскими спецслужбами. (11)

Один из высших руководителей советской разведки тех лет – Павел Судоплатов признает, что органы СМЕРШ заранее получили ориентировку на Валленберга, который подозревался в сотрудничестве с американской, английской и германской разведками! В своих мемуарах «Разведка и Кремль» Судоплатов пишет, что «наш агент Кутузов» участвовал в разработке Валленберга в Будапеште, которого он даже подозревал в контактах с германской разведкой.(12)

Якобы было зафиксировано несколько встреч Валленберга с самим начальником немецкой разведки Шелленбергом!

Факт, пока не подтвержденный документально, но подтверждаются контакты Рауля с доверенным лицом Гиммлера – Куртом Бехером, который по поручению своего шефа в конце войны искал в Будапеште контакты с союзниками на предмет сепаратного мира. Не исключено, что и американцы в последние месяцы войны через шведа Валленберга пытались наладить контакты с германским руководством на предмет сепаратных переговоров.

Интересно, что за «агент Кутузов» разрабатывал Валленберга в Будапеште? По словам Судоплатова, потомок двух самых именитых семей дворянской России граф Толстой-Кутузов был завербован большевиками еще в 1920 году, когда он жил в Брюсселе, сбежав от расстрела (возможно, это «легенда») в России в 1918-м. (13)

Специальная «Комиссия Валленберга», до недавних пор изучавшая обстоятельства исчезновения шведа, в одном из последних своих докладов уделила Толстому-Кутузову целую главу как человеку, который мог информировать Москву о связях Валленберга с американцами, немцами и англичанами. Любопытна история его «внедрения». Приехав в 1940-м в Венгрию, он стал работать учителем языков в аристократических семьях, завел связи с русскими эмигрантами, которые вскоре выбрали его председателем эмигрантского клуба.

Как председатель клуба, граф очень быстро познакомился со шведским послом И. Даниэльссоном. В своих мемуарах, изданных на английском языке в 1986-м в Германии, Толстой-Кутузов пишет, что со временем его близкими друзьями стала семья Бетлен, особенно графиня Роза Бетлен, свояченица правителя Венгрии Миклоша Хорти, жена его родного брата - Йенё. Граф Иштван Бетлен в свое время был премьер-министром Венгрии. По странному стечению обстоятельств Бетлен, как и Валленберг, в конце войны по какой-то неведомой пока причине тоже отправится в советскую ставку в Дебрецене и тоже исчезнет, погибнет на Лубянке примерно в одно время со шведом...

Одним словом, очень скоро Толстой-Кутузов мог получать очень важную и доверительную информацию от высшего венгерского руководства, что могло вывести его на первые роли в агентурной сети Москвы, сделав особо ценным агентом. Правда, жена графа Мириам - бельгийка по национальности - говорит, что их с мужем венгры подозревали в том, что они «работают на союзников». Из-за этого, мол, им в 1943-м пришлось почти на год уехать из Будапешта в глухую деревушку.

Но чудесным образом после оккупации Венгрии фашистскими войсками летом 1944-го они возвращаются в столицу, и по протекции руководителя шведского Красного Креста Вальтера Лангета граф устраивается на работу... в шведское посольство. Ему по каким-то необъяснимым причинам поручают заниматься... советскими военнопленными. В это же время в посольство приезжает и Валленберг... Теперь вся деятельность шведа проходит на глазах Толстого-Кутузова.

«Странности» в биографии графа на этом не закончились. Если он действительно был приговорен к смерти в советской России, тогда непонятно, зачем дожидался прихода в Будапешт Красной Армии? Не для исполнения же приговора? Еще более странные вещи стали происходить после прихода Красной Армии. Вместо ареста графа назначают ответственным за связи советского командования с посольствами нейтральных стран... А в начале 1951-го, как пишет в мемуарах сам Толстой-Кутузов, его вместе с женой «выслали» из страны. Выслали, однако, не на Восток. Высылали тоже странно. В Париж, в вагоне 1-го класса.

Прожив 11 лет в Венгрии, «красный граф» вернулся в Брюссель, затем переселился в Дублин. О дублинском периоде Толстого-Кутузова пока мало что известно. Умер он в 1982-м. Рассказывают, что на следующий день после его смерти в дом графа приехали 7 человек из советского посольства. Перерыли все от подвала до чердака. Что искали, что нашли - тайна. Тайна «личного дела» графа Толстого-Кутузова, которое еще пылится в архивах спецслужб, а могло бы помочь расставить точки над «i» в одной из самых загадочных историй ХХ века - в «деле Валленберга». (14)

След «Орестоса»

Судя по архивным документам, обнаруженным совсем недавно, в ближайшем окружении шведского дипломата в Будапеште, помимо графа Толстого-Кутузова, был еще один человек, судя по всему, работавший на советскую разведку и, наверняка, бывший в курсе венгерских дел Валленберга... Это - венгр Вилмош Бём, в прошлом народный комиссар Венгерской Советской республики по военным делам, Главком венгерской Красной Армии.

После подавления советской республики Белы Куна Бём - в эмиграции, с 1938 года жил в Швеции. Согласно архивным изысканиям шведского историка В. Агрелла, в эмиграции Бём был двойным агентом. Работал как на советскую разведку, так и на английскую. Он лично очень хорошо знал Рауля Валленберга - отпрыска богатейшей семьи Швеции и был с ним в дружбе. (15)

В Стокгольме Бём работал в английском посольстве, готовя аналитические доклады по странам Восточной Европы, в первую очередь по Венгрии и Чехословакии, где он тоже проживал в эмиграции 4 года. Из посольских кругов он наверняка знал о миссии Валленберга и не мог не «слить» эту информацию русским.

Шведскому историку удалось найти в советских архивах документы, где есть ссылки на информатора, работавшего в английском посольстве в Стокгольме под кличкой «Орестос». По мнению историка, это и был Бём. Что касается сотрудничества Бёма с английской разведкой, то здесь, по мнению историков, нет никаких сомнений. Его еще до войны связывали тесные отношения с британской лейбористской партией. Работа в английском посольстве в Стокгольме - тоже показатель.

Его тогдашний шеф - Сесил Пэррот - вспоминал, что «Бём по убеждениям придерживался антинемецких взглядов, искренне обожал Англию и симпатизировал России...» После войны у Бёма не сложились отношения с новой венгерской властью. Вернувшись из Швеции на родину, он опять примкнул к той части социал-демократов, которые были против альянса с коммунистами, и поэтому бывший комиссар пришелся не ко двору. В 1946-м его отправили обратно в Швецию, только теперь уже послом.

В своих мемуарах «Дважды в эмиграции», написанных в Стокгольме, он так написал: «За время своей работы дипломатом и до этого я познакомился со многими советскими коллегами, политиками, военными, экономистами. Многие из них весь мир мерят своим аршином, но ради хорошей цели, в борьбе с фашизмом с ними можно работать вместе...» (Курсив автора).

По понятным причинам документальных подтверждений того, что Бём работал на советскую разведку, пока нет, но многие косвенные данные, равно как и фраза из мемуаров, говорят в пользу этого предположения.

Смерть на Лубянке

Как бы то ни было, но в феврале 1945-го в Москве, надо полагать, сразу поняли - какая птица попала в сети. Об аресте Валленберга было поставлено в известность все советское руководство. Достаточно сказать, что приказ об аресте шведского дипломата, имеющего по всем международным конвенциям статус дипломатической неприкосновенности, подписал Булганин, заместитель Сталина по Наркомату обороны. В курсе событий, конечно, были сам Сталин, Молотов и другие члены руководства.

Поначалу все это как-то не очень походило на арест. Валленберга поселили в специальный блок внутренней тюрьмы на Лубянке, где содержались особо важные лица, которых, по словам Судоплатова, склоняли к сотрудничеству, а если они отказывались - их ликвидировали. Обстановка напоминала гостиницу, а еду привозили из ресторанов. Говорят, что меню для «почетного гостя из Будапешта» утверждал сам Сталин, добавив в дипломатический рацион черную икру. (16)

В первое время Кремль даже и не отрицал, что Валленберг находится в Москве. На запрос шведской стороны в феврале 1945-го посол СССР в Швеции - Александра Коллонтай сообщила матери дипломата, что ее сын находится в безопасности, под защитой Советского Союза. Однако после этого Москва, что называется, ушла в глухой отказ и на все запросы шведской стороны стала отвечать однообразным молчанием.

Напрасно Альберт Эйнштейн писал послание Сталину с просьбой разыскать пропавшего Валленберга, напрасно шведский МИД рассылал ноту за нотой (всего - 8) советским коллегам, а те, в свою очередь, писали письма в НКГБ. Ничего не дала и личная встреча шведского посла Седерблома со Сталиным 15 августа 1946 года. Шведы пытались подключить к делу даже президента Трумэна, но тоже без особых последствий. (17)

Все это время, пока за внешними стенами Лубянки продолжалась бесполезная переписка и поиски, во внутренней тюрьме продолжались допросы арестованного Валленберга. Допросы, по сведениям того же Судоплатова, вел свободно говоривший по-немецки полковник Копелянский, позже уволенный из органов из-за еврейского происхождения. Сегодня мы можем только догадываться - по каким направлениям шла работа со шведским узником Лубянки. Протоколы его допросов объявлены уничтоженными, но смею предположить, что даже если они целы, то рассекречены будут еще очень не скоро.

Во-первых, «будапештский швед», с его обширными связями представлялся очень ценным источником информации. Вербовка столь ценного кадра сулила советской разведке выходы на новые рубежи в начавшемся противостоянии с американцами. Если Валленберг, действительно, вел закулисные переговоры с немцами по поручению американцев, то тогда он становился важным свидетелем. Его показания могли стать очень сильным козырем для Москвы.

Во-вторых, в СМЕРШ-е быстро сообразили, что через Валленберга можно выйти на шведские банки и еврейские финансовые круги в США. Первое время после войны Сталин серьезно подумывал о привлечении иностранного капитала для восстановления разрушенной советской экономики. В этом же русле шли разговоры о создании в Крыму еврейской республики…

Надо сказать, похожий опыт работы со шведами у Москвы уже был. В 1942 г., в разгар войны, с помощью агента советской разведки - известного шведского актера и сатирика Карла Герхарда Москве удалось провести важную сделку: получить высококачественную шведскую сталь для самолетостроения в обмен на платину. Банк, через который шла сделка, принадлежал семье Валленбергов, а по стечению обстоятельств, Карл Герхард поддерживал дружеские связи с …дядей Рауля - Маркусом Валленбергом…

Тут еще затягивался узел с послевоенным устройством в Финляндии, где шведская семья имела очень серьезные финансовые интересы. С помощью тех же Валленбергов, в 1944-м, СССР удалось принудить финские власти подписать перемирие на своих условиях…

Одним словом, расчеты на Рауля Валленберга на Лубянке строились большие. Москва уже начинала со Стокгольмом переговоры о получении огромного кредита - около 2 миллиардов долларов по нынешнему курсу на закупку станков, паровозов, траулеров, а империя Валленбергов тогда контролировала значительную часть финансов и промышленности страны. Но, судя по всему, упрямый швед никак «не хотел понять», что от него требуется, а драгоценное время уходило.

В октябре 1946 было подписано советско-шведское кредитное соглашение на сказочных для того времени условиях. Надо полагать, фактор неопределенности с отпрыском могущественной семьи, оказавшимся в СССР, сыграл при этом свою роль…

Американцы были в ярости, а Сталин не скрывал своей радости. К концу октября 46-го закончился Нюрнбергский процесс. Как свидетель тайных игр американцев с немцами Валленберг уже был не нужен. Фактически к лету 1947 г. «дело Валленберга», как признает Судоплатов, зашло в тупик.

После всего произошедшего отпускать на свободу столь важного свидетеля, прошедшего главную тюрьму НКВД, для сталинского режима было равнозначно полному саморазоблачению. Тем более, в обстановке уже начавшейся «холодной войны» с американцами. Поэтому версия об отравлении Валленберга, увы, сегодня кажется наиболее правдоподобной. Специальная «Лаборатория - Х», действовавшая рядом с Лубянкой, к тому времени уже досконально отработала механизм уничтожения неугодных с помощью ядов.

Характерные признаки: внезапная остановка сердца или инфаркт. Именно такой диагноз - инфаркт - констатировал у 35-ти летнего арестанта Валленберга начальник медицинской службы внутренней тюрьмы на Лубянке - Смольцов.

Судя по документам, все произошло вечером 17 июля 1947 года. Показательно, что труп приказано было кремировать без вскрытия. Самое зловещее, что незадолго до этого в служебной записке Генпрокурор Вышинский на имя Молотова написал буквально следующее: «Поскольку дело Валленберга продолжает оставаться без движения, прошу Вас обязать тов. Абакумова (НКГБ - прим.авт.) представить справку по существу дела и предложения о его ликвидации». Надо понимать, ликвидировать предлагалось не только «дело», но и самого человека, который за ним стоит. Нет человека, нет и «дела».

Удивительным образом судьба Валленберга повторила судьбу бывшего премьер-министра Венгрии - И. Бетлена. Оба вышли навстречу советским войскам, оба очутились на Лубянке. Только Бетлен умер раньше, в октябре 1946-го и тоже «от остановки сердца»… После этого прошло еще 10 лет в бесконечных переписках и запросах по инстанциям прежде, чем в 1957 г., уже при Хрущеве, советское правительство в специальном «Меморандуме Громыко» официально признало факт смерти шведского узника Лубянки.

Однако поиски самого Валленберга с тех пор не прекращались вплоть до середины 90-х. По советским лагерям искал шведа академик Сахаров, при Горбачеве, которого просил об этом канцлер Коль, дело заново расследовалось под наблюдением Бакатина. Следствие подтвердило факт смерти в тюрьме.

Уже при президенте Путине, в начале 2000 года Главная военная прокуратура приняла решение о реабилитации Рауля Валленберга и его шофера Лангфельдера, хотя формально их никто не судил, да и не за что вроде было. Наконец, уже в наши дни недавний председатель ФСБ Н. Патрушев передает главному раввину России Берл Лазару некоторые личные вещи Валленберга для создаваемого в Москве музея Холокоста.

До этого личные вещи семье погибшего на Лубянке Валленберга уже передавал в конце 80-х тогдашний председатель Советского комитета мира Р. Богданов, в прошлом резидент советской разведки в Индии. Интересно, сколько еще личных вещей шведа хранится в архивах спецслужб? И не пора ли уже открыть архивы с «делом Валленберга»?

Казалось бы, после стольких лет поисков и расследований в деле Валленберга уже можно было бы поставить точку. Вот и американцы, наконец, рассекретили свои архивы. Вопрос только - все ли? Что-то в них ничего нет о контактах Вашингтона через Валленберга с германским руководством в разгар войны. Упорно отказываются предать огласке секретные материалы по этому делу и сами шведские власти. Но вот еще одна, самая последняя версия. Услышать ее пришлось недавно от человека, скажем так, осведомленного, в высоком звании. По ней, Валленберг, якобы, поначалу начинал работать на … советскую разведку, которая «зацепила» его еще во времена «леваческой юности». (18)

Как-никак, советская агентурная сеть в Швеции до войны и во время войны была достаточно мощной. Об этом же вроде говорил как-то и еще один будапештский дипломат - Владимир Крючков, переживший в советском посольстве в Будапеште вместе с послом Андроповым события 1956-го года, а позже ставший шефом могущественного КГБ. Этой же версии придерживался и такой исследователь событий тех дней, как Л. Безыменский. (19)

Поговаривают, что и документы на счет связей Валленберга с советской разведкой где-то есть, но стоит на них пометка «Совершенно секретно. Хранить вечно». Если это так, то картина 65-летней давности становится еще более занимательной. Так что, в «деле Валленберга» похоже, действительно, еще рано ставить точку…

Смерть после смерти

Судя по всему, начавшийся Год Валленберга (это тот редкий случай, когда год памяти открывается не датой рождения - Валленберг родился в августе, а датой его трагического исчезновения (17 января 1945 года), может принести немало сюрпризов и новых открытий в его деле. Год только-только начался, а уже кое-какая серьезная информация стала просачиваться в прессу. В январе весьма любопытные данные поведал журналистам бывший председатель Особого архива СССР Анатолий Прокопенко (20).

До последнего времени в архивах бывшего КГБ СССР утверждали, что у них, мол, все уже рассекречено и никаких упоминаний о Валленберге больше нет. В декабре 2011 года начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ генерал-лейтенант Василий Христофоров заявил в интервью агентству Интерфакс, что все сохранившиеся материалы по делу Валленберга рассекречены.

- Ни мне лично, ни в целом центральному архиву ФСБ нет смысла что-то скрывать. Я не могу сказать, как именно умер Валленберг, потому что у меня нет ни одного документа, который бы свидетельствовал о том, в чем причина его смерти», - подчеркнул он.

Однако, А.Прокопенко уверен, фамилию Валленберга он точно видел - в одном из дел в архиве КГБ.

- Почему они не признают фактов и не будут нести ответственность? По моему мнению, причина в том, что экс-сотрудники КГБ не хотят очернить свою репутацию», - говорит бывший директор Особого архива СССР Анатолий Прокопенко.
Как утверждает Прокопенко, в Будапеште за Валленбергом следил граф Михаил Толстой-Кутузов, который и докладывал о дипломате НКВД. Тем самым, он подтверждает существующую версию о характере взаимоотношений Кутузова и Валленберга. По словам Прокопенко, Москва подозревала, что Валленберг владеет информацией о сотрудничестве между нацистами и Британией и США.

В свою очередь, Главное управление государственной безопасности НКВД СССР вело слежку за шведским дипломатом Раулем Валленбергом, спасшим в годы Второй мировой войны от гибели несколько десятков тысяч евреев. Этот факт теперь тоже можно считать доказанным. По словам Прокопенко, в 1991 году в ходе визита в главный архив КГБ он случайно наткнулся на досье графа Михаила Толстого-Кутузова, эмигрировавшего из революционной России в 1917 году.

Тщательно изучить документы у Прокопенко не получилось, однако он выяснил, что граф работал вместе с Валленбергом в Будапеште и фактически докладывал советской разведке о всех перемещениях шведа. Так, версии и слухи получают теперь документальное подтверждение. Кстати, обстоятельства жизни и смерти Валленберга пытался установить его сводный брат Ги фон Дардель (Guy von Dardel).

После увольнения из Особого архива Прокопенко связался с фон Дарделем и посоветовал ему обратиться в ФСБ, рассказав о досье Толстого-Кутузова. На Лубянке шведу заявили, что такого досье не существует. Однако фон Дардель проявил настойчивость и сослался на Прокопенко, после чего получил несколько страниц досье на российского графа, в котором фамилия Валленберга не упоминалась.

Анатолий Прокопенко известен, среди прочего, тем, что в 1990 г., будучи директором Особого архива, представил Михаилу Горбачеву документы, подтверждающие массовый расстрел польских военнослужащих под Катынью. Правда, понадобилось еще 20 лет, чтобы Москва документально признала факты по Катыни. Не исключено, что первые устные признания Прокопенко по делу Валленберга откроют дорогу и новым документальным свидетельствам, в частности, из досье Толстого-Кутузова.

Валленбергу не хватило Валленберга

В первые недели 2012-го имя Валленберга не сходит с полос европейских газет. Культурный обозреватель шведской Dagens Nyheter Бьёрн Виман, выражая восхищение полотнами передвижников, выставка которых завершается в Стокгольме, попутно замечает по поводу картины Левитана «Владимирка»:
- Возможно, родители Рауля Валленберга, до последнего пребывая в трагическом убеждении, что он жив, думали, что примерно по такой дороге их сына этапировали в ГУЛАГ».

Выступая в Центрально-Европейском университете в Будапеште на церемонии открытия Года Валленберга, министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт говорил не только о гражданском мужестве дипломата, но и о том, что сегодня значит быть его соотечественником.

- У меня, как шведа, имя Рауля Валленберга пробуждает разные чувства. Одно из них - гордость за то, что он сделал для стольких людей. Другое - стыд за то, что мы не сделали для него», - сказал Карл Бильдт. - За недостаточное участие шведского правительства в судьбе Валленберга в первые годы после его ареста «стыдно и больно»...

В той же речи он объявил о начале нового шведского расследования дела Валленберга в Москве, которое возглавит дипломат Ханс Магнуссон - глава Шведско-Российской рабочей группы, которая с 1991 года десять лет пыталась прояснить судьбу Валленберга.

Пресс-секретарь министра иностранных дел Швеции Анна Шарлотта Юханссон пояснила причины решения возобновить попытку расследования:

- Прошло довольно много лет с того момента, как мы последний раз поднимали этот вопрос. И мы считаем, что пора вернуться к нему, поскольку за это время мы не получили какого-либо подтверждения того, что произошло с Валленбергом. Хансу Магнуссону поручено выяснить, появилась ли какая-то новая информация.

Между тем, сам Магнуссон, как и глава шведского МИД, уже заявил, что не питает больших надежд на то, что на этот раз удастся выяснить что-то кардинально новое.

- Но есть несколько вещей, которые имеет смысл обсудить подробнее.

В Будапеште Бильдт отметил: некоторые в России не скрывали, «что не собираются рассказывать о том, что им известно» о деле Валленберга. Глава МИД Швеции имел в виду «прежде всего тех, кто вел допросы, а также переводчиков», - прокомментировал это высказывание Ханс Магнуссон. - Возможно, они настолько были во власти сталинской репрессивной системы».

В любом случае на их свидетельства шведы уже не рассчитывают: многих из этих людей, констатировал дипломат, скорее всего, уже нет в живых.

В то же время независимые исследователи судьбы Валленберга, живущие в США Сюзанна Бергер и Вадим Бирштейн, предполагают, что досье шведского дипломата не было полностью уничтожено, как и досье его венгерского водителя Вилмоша Лангфельдера.

Бергер и Бирштейну удалось выяснить, что - спустя шесть дней после «официальной даты смерти» Валленберга - на Лубянке был допрошен «заключенный №7», и есть основания полагать, что этим узником мог быть именно шведский дипломат. Историки настаивают на том, что для прояснения хода событий им необходим, в частности, полный доступ к досье сокамерника Валленберга - Вилли Рёделя.

Тем временем в шведской прессе так или иначе вспоминают результаты другого расследования - внутреннего. Еще при премьер-министре Йоране Перссоне правительство Швеции создало комиссию по расследованию действий шведских дипломатов, работавших с делом Валленберга в конце 1940-х - середине 1950-х годов.

Результатом расследования «комиссии Элиассона» стал отчет от 2003 г. с заголовком «Дипломатический провал». В этом многостраничном документе жестко критикуется тактика шведских дипломатов по отношению к советскому руководству в первые годы после ареста Валленберга, когда, как считают, его еще можно было спасти. В отчете поднимаются и проблемы «семиотики» дипломатических контактов - в данном случае сложности толкования «сигналов» советских властей.

Тупиковое ощущение от расследования обстоятельств исчезновения Валленберга в Москве, не покидающее вот уже почти 70 лет, и одновременно признание ошибок дипломатов в переговорах о его освобождении и сегодня являются сквозной темой общественной дискуссии в Швеции.

Профессор Каролинского института Георг Кляйн, бежавший из Венгрии в 1947 году, пишет в своей книге «Я никогда не вернусь. Эссе в тени Холокоста» об «осторожности» шведской дипломатии в деле Валленберга.

- Трагедия Валленберга состояла в том, что у него не было своего «Валленберга», который бы за него боролся», - сказал писатель в интервью Шведскому радио.

По его мнению, героя в своем отечестве в Швеции оценили «слишком поздно». В этом с ним согласна депутат риксдага Элисабет Свантессон, которая выступила с предложением ввести в Швеции ежегодный день памяти Рауля Валленберга. «Это уже сделано в других странах, но не у него на родине», - написала она в своем блоге.

К столетию со дня рождения в Швеции публикуется сразу несколько книг, посвященных дипломату. В работе британского писателя и журналиста Алекса Кершоу «Посланник» (в шведском переводе «Последние дни Рауля Валленберга») собраны интервью с теми, кому удалось избежать гибели от рук нацистов благодаря «защитным паспортам».

В марте выходит в свет биография Валленберга шведской писательницы Ингрид Карлберг, которая повествует о годах, предшествовавших его отправке в Будапешт. К Году Валленберга Шведский институт приурочил открытие в Будапеште выставки «Для меня другого выбора нет. Рауль Валленберг 1912-2012».

Выставка была открыта в середине января в Национальном Музее. После Будапешта Экспозиция будет показана в Вашингтоне, Берлине, Москве и Торонто. В российской столице выставка откроется в мае и продлится три недели. 28 мая в Москве также запланирована конференция исследователей судьбы Рауля Валленберга. Так что, Год Валленберга обещает быть насыщенным.

Федор ЛУКЬЯНОВ


Ссылки и примечания

1. Сообщение о публикации на этот счет в американском журнале «U. S. News and World Report» за июнь 1996 года в журнале «Valosag», 1996, 7 szam, 115 old
2. Там же, 117 old
3. Ladislaus Lob, « Megvasarolt Eletek. Kasztner Rezso vakmero mentoakcioja», Athenaeum kiado, Budapest, 2008
4. Там же, стр. 68-75, 91-104
5. Ember Maria, «Wallenberg Budapesten», Varoshaza, Budapest, 2000, 26-52 old.
6. Levai Jeno, «Raoul Wallenberg», Budapest, 1948, 79-138 old
7. Lajos Attila, «Raoul Vallenberg – Mitosz es Valosag», Budapest, Minerva Kiado, 2007
8. Там же, стр. 145
9. Ember Maria, стр. 71-77
10.Там же, стр.71-77
11. Журнал «Heti Vilaggazdasag» - HVG, 2005. 01.08, статья «Vegig ott voltak. Szovjet kemek Magyarorszagon»
12. П.Судоплатов, «Разведка и Кремль», Москва, ТОО «Гея», 1996, стр. 315-336
13. Там же, стр. 315-336
14. Ф.Е. Лукьянов, «Странный маневр Толстого-Кутузова», «Российская газета», 14 ноября 1997 года
15. «Bohm, az ugynok?», HVG, 2003.05.24, 75 old
16. П.Судоплатов, стр.315-336
17. Dalmath Ferenc, « Wallenberg eltunesenek rejtelye…», Valosag, 1998, 1sz., 75-91 old.
18. Ф.Е. Лукьянов, «Тайна Рауля. Был ли шведский дипломат Валленберг агентом советской разведки?», «Российская газета», 21.08.2002
19. Лев Безыменский, «Рауль Валленберг», ООО «Коллекция – совершенно секретно», Москва, 2001
20. http://lenta.ru/news/2012/01/27/spying/.

 

 

Прочитано 1344 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK

 
 

БУДАПЕШТ ТОП-10

  • 1. Прогулка по Площади героев
    1. Прогулка по Площади героев
  • 2. Прокатитесь на Подземке
    2. Прокатитесь на Подземке
  • 3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
    3. Выпейте ароматный капучино на берегу Дуная
  • 4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
    4. Поставьте свечку в Базилике Святого Иштвана
  • 5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
    5. Полюбуйтесь величественным Парламентом
  • 6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
    6. Проходя по Цепному мосту, бросьте монетку в Дунай
  • 7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
    7. Поднимитесь на фуникулёре в Будайскую крепость
  • 8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
    8. Пообедайте в Рыбацком бастионе
  • 9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
    9. Омойте свое бренное тело в термальных водах
  • 10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт
    10. Посмотреть на вечерний город с горы Геллерт