Пятница, 18 июня 2010 10:09

Врангель в Будапеште Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Встреча двух лидеров Белого движения – русского генерала и венгерского адмирала

О венгерском периоде жизни одного из главных лидеров Белого движения России – генерала А. Деникина сегодня известно немало. Выясняется, однако, что и его преемник на посту руководителя русской Белой армии – Петр Врангель в эмиграции тоже имел свою, пусть и небольшую, но интересную «венгерскую историю». В начале 20-х годов в Будапеште на венгерском языке вышла книга «Пылающая Россия», одним из авторов которой был П. Врангель, работавший в эту пору над своими мемуарами в Сербии. Судя по всему, русский генерал предоставлял для будапештского издания отдельные главы своих мемуаров, которые и составили костяк венгерской книги о Гражданской войне в России.

А незадолго до своей смерти, наступившей в 1928-м, последний лидер Белого движения России, которому тогда было всего 49 лет, приезжал в Будапешт и встречался с лидером победившего у себя в стране венгерского белого движения – адмиралом Миклошем Хорти. Материалы об этой до сих пор неизвестной для исторической науки встрече, состоявшейся 15 мая 1927 года, нам удалось обнаружить совершенно случайно в архивах Венгерской национальной библиотеки им. И. Сечени. Один день в Будапеште Последний главком русской Белой армии, выведший свои части из Крыма в октябре 1920-го, прибыл в Будапешт поездом из Брюсселя, куда семья Врангеля переехала из Сербии незадолго до этого, утром 15 мая 1927 года. По словам автора газеты «Пешти Напло», опубликовавшего о визите русского генерала развернутый репортаж, Петра Врангеля в поездке сопровождали жена и секретарь. Остановился русский генерал в одной из гостиниц на набережной Дуная. Судя по всему, он приехал в Венгрию по приглашению своего давнего знакомого, в прошлом журналиста и основателя христианско-социального движения Венгрии, затем премьер-министра венгерского правительства (ноябрь 1919 - март 1920 гг.), а впоследствии вице-председателя венгерского парламента Кароя Хусара. Несколько лет тому назад Хусар как раз и выпустил в Будапеште нашумевшую книгу о большевистской революции и Гражданской войне в России - «Пылающая Россия».

По просьбе Кароя Хусара Врангель тогда стал одним из авторов книги. Теперь Врангель закончил свои собственные мемуары, они были готовы к концу 1926-го, и не исключено, что одной из причин его приезда в Будапешт была подготовка к возможному изданию мемуаров в Венгрии, где нашли приют несколько тысяч эмигрантов из России.

Мы знаем, что в это время А.Деникин, с которым у Врангеля были сложные отношения, уже опубликовал свои воспоминания, написанные большей частью в Венгрии. Их уже читала вся русская эмиграция. Для Врангеля было важно отстоять для истории свою позицию в конфликте с Деникиным, и это, видимо, стало одним из главных побудительных мотивов для написания собственных мемуаров. (Продолжение. Начало на 1 стр.) Как известно, Деникин, живя и работая в Венгрии несколько лет, так и не встретился с лидером победившего у себя в стране венгерского белого движения – адмиралом Хорти. Хотя ему настойчиво советовали это сделать.

В том числе, и по материальным соображениям. Дело в том, что семья Деникиных жила в Венгрии бедно, денег не хватало. В деревушке Балатонлелле, на южном берегу Балатона, от безденежья приходилось вести самое что ни на есть натуральное хозяйство с курами и индейками. Встреча с регентом Венгрии Хорти наверняка могла изменить материальное положение Деникиных, но как-то не случилось. Самому напрашиваться на аудиенцию Антону Ивановичу, всецело посвятившему себя мемуарам, не хотелось, а специального приглашения не поступало.

Потом, после выхода в Берлине новых томов мемуаров, деньги появились, и Деникины засобирались в Париж. Так до исторической встречи очередь не дошла. С генералом Врангелем вышло иначе. Достаточно сказать, что контакты генерала Врангеля с венгерскими «белогвардейскими» властями, недавно подавившими у себя в стране красную революцию, начались еще до исхода из Крыма: 14 июня 1920 года Врангель в своем личном послании адмиралу Хорти выразил свое уважение и признание за успешную антибольшевистскую деятельность. Хорти ответил на письмо Врангеля в таком же уважительном тоне. Оба выразили надежду, что в будущем они могут сотрудничать на благо народов двух стран.

Поначалу, до того как армия Врангеля покинула пределы России, поиски контактов Врангеля с официальным Будапештом через разных лиц имели целью заручиться поддержкой в борьбе с большевиками. Речь, в частности, шла о возможных закупках оружия в Венгрии и создании на венгерской территории антибольшевистской базы для последующего переворота в России (миссия генерала Бискупского в июле 1920-го). Позднее, после того как остатки Белой армии покинули Крым, стала зондироваться почва на предмет размещения в Венгрии отдельных частей армии Врангеля. Но об этом чуть позже. Вернемся пока к событиям 15 мая 1927 года. По крайней мере, большую часть этого дня – все утро и вечер – Врангель, как свидетельствует «Пешти Напло», провел в обществе Кароя Хусара.

В полдень Врангеля на часовую аудиенцию пригласил премьер-министр Венгрии Иштван Бетлен. В это время Бетлен – один из самых влиятельных людей в Венгрии, можно сказать, правая рука регента Хорти. По горькой иронии судьбы, Иштван Бетлен, один из самых известных венгерских политиков, организатор сепаратных переговоров с союзниками по антигитлеровской коалиции в конце Второй мировой войны, ровно через 20 лет, в 1947-м, погибнет в застенках Лубянки, отправившись со своими предложениями в ставку советского командования в городе Дебрецен…

После встречи с венгерским премьером русского генерала принял и сам регент Венгрии – адмирал Хорти. Таким образом, личная встреча двух лидеров белого движения произошла через 7 лет после их первого, тогда еще заочного, знакомства путем переписки. Позднее адмирал Хорти дал обед в честь русского гостя. На встречи Врангеля с первыми лицами Венгрии журналистов, как видимо, не приглашали. Однако о чем шла речь на этих встречах, становится более-менее понятно из разговора П. Врангеля с Кароем Хусаром, шедшего уже в присутствии корреспондента «Пешти Напло».

По словам безымянного автора статьи - не исключаю, что это был сам Карой Хусар, в прошлом журналист, - генерал Врангель рассказал обо всех этапах Белого движения, о роли Антанты в поражении белых армий, о мытарствах остатков этих армий на чужбине. Это прямая речь Врангеля, своеобразный исторический вердикт, вынесенный незадолго до смерти, наступившей при весьма странных обстоятельствах через год (скорее всего, Врангель был отравлен посланцем ГПУ). Эти слова одного из руководителей Белого движения, за которыми ощущается вся бездна русской трагедии ХХ века, имеют, на наш взгляд, важное значение для понимания истории и самого Белого движения, и Белой эмиграции.

О разрушении России «В 1917 г. слабое правительство Керенского уже не могло держать власть, которая в итоге попала в руки банды, апеллировавшей к самым низменным чувствам народа. Приход к власти большевиков разрушил национальное единство России. Все интересы государства были пожертвованы Красному Интернационалу, и началась беспощадная война против национального сознания, против верхних классов, основ семьи, государства и нравственности. Знамя патриотов было подхвачено на Юге, и под это знамя в массовом порядке встали студенты, военные, казаки, политики, рабочие и крестьяне. Огромной массой потянулись они на Дон для восстановления старого порядка».

О Белой армии «В рядах контрреволюционной армии встретились представители всех классов и мировоззрений, которые не могли смириться с уничтожением России. Боевая тактика и внешняя организационная форма армии изменилась, но внутри изменившихся форм горела прежняя общая идея: спасти страну и водрузить над Кремлем национальное знамя. Борьба перенеслась на северные территории и в Сибирь. В начале Белой армии сопутствовали блестящие успехи. Деникин занял почти треть территории России, стоял перед Москвой, Санкт-Петербург уже чувствовал сильную руку Юденича, а части Колчака вышли к Волге. И все же мы не победили. Когда северные части достигли моря, они были вынуждены отказаться от занятых территорий. Часть из них погибла, другая часть ушла в Норвегию. Армию Юденича интернировали в Эстонии. Части Колчака тоже рассеялись.

Деникин тоже был вынужден отступить, и после целого года героической борьбы последний клочок Русской земли выскользнул из рук контрреволюционных частей». О причинах неудач Как суммирует эту часть рассказа Врангеля автор «Пешти Напло», основную причину неудач генерал видел в политических и военных руководителях движения, которые не занимались должным образом организацией жизни на освобожденных территориях и не заботились о пополнении резервов.

Большую роль в неудачах белых армий, по мнению генерала, сыграло и народное невежество: массы поверили агитаторам-максималистам. Таким образом, практически все запасы продовольствия и снаряжения оказались в руках большевистских частей, а белые армии не получили никакой внешней поддержки, потому что западные державы не осознали величины большевистской угрозы. Лишь Англия и в меньшей степени Франция пытались помочь белым армиям, да и то эта помощь опоздала. Вот как говорит об этом сам Врангель: «На Севере англичане пообещали помочь генералу Юденичу, но за его спиной договорились с их смертельным врагом. На Юге части французского генерала Ансельма, которые оккупировали порт Одессы, при одной только вести о приближении красных сдали город и тем самым поставили белые части в отчаянное положение. Потом французский генерал Жаннин сдал Колчака большевикам.

Правительство Ллойд Джорджа инициировало переговоры с советским правительством на предмет амнистии белым армиям, и тут же пригрозило нам, что в случае отказа от унизительной процедуры оно лишит нас всякой помощи. В эту минуту наше положение было отчаянным, в такой момент я встал во главе остатков армии, измученной тысячекилометровым отступлением и страданиями холодной зимы. Я отдавал себе отчет в степени ответственности, ложившейся на мои плечи, видел все сложности и принял на себя командование. В моем письме, отправленном британскому правительству, я отказался от начала каких-либо прямых переговоров с красными и предупредил Ллойд Джорджа, что всю ответственность за начало переговоров с советским правительством я перед всем миром возложу на Великобританию…

Я сразу же приступил к неустанной работе по восстановлению армии. Англо-советские переговоры ни к чему не привели. После безуспешных попыток переговоров с красными англичане решили уговорить меня начать переговоры с советским правительством. К этому времени стало ясно, что английское правительство желает сближения с большевиками и потому намерено полностью прекратить вражду. На угрозы англичан я ответил, что отдал приказ о наступлении. Мои части победоносно пошли вперед.

Тогда английское правительство отозвало из Крыма свое политическое представительство и военную миссию… Франция в это время заявила, что считает неуместным любое сближение с советским правительством, а поскольку желало создать сильную Польшу, то выразило симпатию нашей акции. Однако поддержать Белую армию Франция решила лишь тогда, когда началась советско-польская война. Однако когда советские части потерпели сокрушительное поражение под Варшавой, в Европе снова возобладала политика Ллойд Джорджа. Нашу армию бросили на произвол судьбы».

В книге «Пылающая Россия» эти события описываются так: «В это время Красная Армия напала на Польшу. Западные правительства опять испугались, что коммунизм перельется через границы. Французы пообещали Врангелю деньги, снаряжение и любую помощь, только чтобы он с юга ударил в тыл советской армии, которая выступила на Варшаву. Поверив обещаниям Антанты, белая гвардия всей мощью выступила против красных частей. Без этой акции Врангеля французский генерал Вейганд вряд ли освободил бы Варшаву и независимой Польши никогда бы не было.

Однако, освободившись от красных, поляки тут же заключили с ними мир и забыли о своих спасителях, потерявших в боях около половины своего состава». «Огромная масса большевистской армии, пришедшая с польского фронта, определила нашу судьбу, – продолжает свой будапештский рассказ генерал Врангель. – В октябре 1920-го я отдал приказ к отступлению, и части отправились в крымские порты на эвакуацию. 126 судов и 150 тысяч человек, которые после трех лет жесточайшей борьбы больше не хотели жить под игом большевиков, оставили берега Крыма.

Наша эмиграция означала эмиграцию сторонников национальной конституционной России». В ссылке О годах изгнания и мытарств остатков Белой армии на чужбине слова Врангеля читать без волнения трудно. Но сначала небольшой кусочек из книги «Пылающая Россия»: «Из крымских портов, в основном из Севастополя, с любимой родины, наш путь лежал в Константинополь. Так русские попали в Византию, о которой столько мечтали. На турецких домах повсюду развевались знамена победившей Антанты, а толпы русских патриотов, отдавших свою кровь за победу Антанты, брели по улицам голодными, изможденными толпами». «Из наших войсковых соединений 25 тысяч человек мы разместили в Галлиполи, 15000 – на острове Лемнос, 15 тысяч в Чаталдже, а еще 30000 в военных лагерях Сербии, Болгарии, Румынии и Греции. Однако в январе 1921-го наши лагеря распустили французы. В феврале французы стали отдавать приказы нашим людям возвращаться в Советскую Россию.

Приблизительно 1500 человек вернулись, и там их ждала печальная судьба. Многие по совету французов уехали в Бразилию, где их ждала ужасная ситуация. Они стали рабами, а не колонизаторами. Напрасно я протестовал против бесчеловечной работы французских властей. После ухода из Крыма я заплатил французскому правительству 700 миллионов франков в счет оплаты за питание наших людей. Дошло до того, что французский начальник лагеря в Лемносе насильно выдворил моих людей в Советскую Россию.

В конце концов, дело кончилось тем, что французское правительство официальным приказом освободило моих солдат из-под моего командования и объявило армию Врангеля более несуществующей…» Иначе как обвинением в измене Белому движению, в измене императорской России в адрес союзников по Антанте назвать эти слова Врангеля трудно. Ведь вопреки многим мифам советской историографии, выходит, что Антанта, точнее определенные влиятельные силы в странах Антанты, поддерживали не столько Белое движение, сколько большевиков, которым, как выясняется в последнее время, они и помогли прийти во власть.

Венгерский гамбит Дальнейший рассказ Врангеля подтверждает, что некоторое время после эмиграции из России существовал план переброски частей Белой армии и в Венгрию, наряду с Сербией, Болгарией и Грецией. Переговоры на этот счет начались сразу же после ухода из Крыма и в течение 1920-1922 гг. велись в Будапеште поочередно генерал-лейтенантом Глазенапом, неким Константином Бегичевым, личными представителями Врангеля – полковником Лампе, а чуть позже генерал-лейтенантом Марушевским. По имеющейся информации, К.Бегичева по этому вопросу принимали все тот же премьер-министр Карой Хусар, начальник Генштаба генерал Берзевици и дважды сам регент Венгрии – Миклош Хорти.

После этих встреч венгерское правительство даже выделило Бегичеву кредит в один миллион венгерских крон для помощи российским беженцам. Лампе и Марушевский тоже имели встречи в Будапеште на самом высоком уровне. Их принимал премьер Иштван Бетлен и регент Миклош Хорти. Судя по всему, Хорти и Бетлен на первых порах были не против размещения какой-то части войск Врангеля в Венгрии. Предполагалось поставить их на охрану границ, как это позднее было сделано в Сербии. Но этому помешали внешние обстоятельства. Дело в том, что венгерское правительство, следуя букве недавно подписанного Трианонского мирного договора 1920 года, своей властью не могло дать разрешение на расквартирование армии. По словам самого Врангеля, этот вопрос обсуждали представители Антанты 21 июня 1921 года. По итогам обсуждения союзники предупредили венгерское правительство, что «приход армии Врангеля в Венгрию вызовет лишь беспокойство». Чье беспокойство - не уточнили. Очевидно, беспокойство Лондона и Парижа. Но вопрос, таким образом, был закрыт.

Поэтому сегодня, когда историки ищут причины того, почему русская белая иммиграция в Венгрии была не столь многочисленной, как в соседней Сербии или Чехии, надо иметь в виду, что одной из причин был фактический запрет Антанты на размещение в Венгрии белогвардейских частей. Очевидно, что этот вопрос требует своего дальнейшего изучения. Лишь весной 1925-го после долгих проволочек правительство Сербии приняло большую часть армии Врангеля, а вскоре и Болгария дала разрешение расквартировать остатки армии. С тех пор ядро Белой армии, по словам Петра Николаевича, расквартировано на Балканах.

Закончил свое будапештское интервью, очевидно одно из последних интервью в своей жизни, П. Врангель следующими словами, которые в какой-то мере можно считать своего рода завещанием белого генерала: «Наши местные военные организации объединяются на местах в “общевоинский союз” под моим руководством. Это союз (имеется в виду Российский общевоинский союз, сокращенно РОВС – прим. авт.), который мы можем назвать “Русским рыцарским союзом”, это ядро и сила всей русской эмиграции. Политическую программу его 40 тысяч членов можно было бы сформулировать в следующих словах: “Беспощадная борьба с коммунизмом, отрицание любой возможности примирения и надежда на воскрешение русского национального государства”»… Конечно, приезд П.Врангеля в Будапешт всего на один день – небольшой неизвестный ранее эпизод в истории русской эмиграции в Венгрии. Но от этого, на наш взгляд, его значение не уменьшается, ибо за одним эпизодом стоит целая глава в истории белоэмигрантского движения.

Фёдор ЛУКЬЯНОВ

P.S. Материал этой статьи послужил основой для доклада автора на конференции по истории русской Белой эмиграции в Венгрии, состоявшейся 20 апреля 2010 года в московском Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына. Статья войдет в готовящуюся книгу автора «Русский Будапешт», посвященную истории Белой эмиграции в Венгрии.

Прочитано 618 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ

ГАЗЕТА ПУТЕВОДИТЕЛЬ
Путеводитель по Венгрии с картой
Архив Архив

РЕКЛАМА

РК НА FACEBOOK